Кладовые скоро закроются…

Кладовые скоро закроются…

Кладовые скоро закроются…



Термин «декарбонизация» становится все более популярным. Эта штука, похоже, способна исполнить давнюю мечту некоторых экспертов — снять российскую экономику с нефтяной иглы, освободить ее от роковой зависимости от экспорта нефти и газа.

Глава правительства Михаил Мишустин поручил до конца года разработать план адаптации российской экономики к глобальному энергопереходу. «Мировая экономика нацелена на постепенный переход к низкоуглеродной энергетике, и это уже новая реальность. Нужно готовиться к поэтапному сокращению использования традиционных видов топлива: нефти, газа, угля», — заявил премьер на совещании со своими заместителями.

По данным ЦБ РФ, в первом полугодии 2021 года нефть, газ и нефтепродукты принесли в Россию 99,7 млрд долларов — 49% от экспортных доходов. Ситуация, когда каждый второй рубль/доллар в доходы отечественного бюджета поступает от экспорта углеводородов, в кабмине уже не кажется радужной, перспективной и долгоиграющей. И ее пора менять, то есть активно развивать другие отрасли экономики. Тем более что из разных источников поступают весьма тревожные сигналы.

Согласно расчетам Росгеологии, запасы газа в России при нынешних темпах добычи будут исчерпаны через 70 лет. Куда печальнее прогнозы Счетной палаты: хотя наша страна и обладает одной пятой мировых запасов газа, а их общая оценка доходит до 28 трлн долларов, разведанных ресурсов хватит всего на 50 лет. При том, что чистого метана, который не требует серьезной переработки, еще меньше.

Аналитики Сбербанка утверждают: в результате снижения экспорта углеводородов и введения трансграничного углеродного регулирования экономика может потерять более 4 трлн до 2050 года. При нынешнем темпе декарбонизации в мире добыча нефти в России в ближайшие 30 лет упадет в три раза, а ее экспорт — в 4-6 раз. Сокращение спроса на нефть, согласно модели Сбербанка, обрушит цены до 26 долларов за баррель к 2050 году, а цены на газ — второй ключевой источник экспортных доходов — упадут вдвое.

Правда, глава Газпрома излучает оптимизм, заявляя, что российские месторождения позволяют рассчитывать на бесперебойную добычу газа в течение ста с лишним лет. Но точность прогнозов Алексея Миллера хорошо известна: еще в 2008 году он хвастал, что в течение 7-8 лет Газпром станет крупнейшей в мире акционерной компанией с капитализацией 1 трлн долларов. Тогда Газпром стоил 360 млрд долларов, а сейчас подешевел в 6 (!) раз — до 63 млрд долларов. И почему Кремль терпит его зарплату в более 100 млн рублей в месяц?!

По мнению ряда экспертов, различия в ведомственных данных о запасах углеводородов в РФ могут объясняться разными методиками подсчета и, возможно, не все столь плохо. Но «с иглы» слезать давно пора, и от декарбонизации никуда не деться.

План перемен премьер Мишустин велел придумать всего за три месяца. Не маловато ли дал времени, если учесть, что за 30 лет наши чиновники не смогли предложить стране никакого лекарства для излечения экономики?

Алексей Воробьев.

Фото government.ru