Этти Хиллесум, служившая другим

Этти Хиллесум, служившая другим

Рожденная от отца – голландца и русской еврейки, эмигрировавшей из России в Голландию в начале XX века, Этти Хиллесум (Etty Hillesum), старшая из троих детей, впитала в себя обе культуры, славянскую и европейскую. Возможно, именно это помогло ей жить, работать и любить в очень тяжелое для всего мира время. После окончания лицея в Девентере Этти покидает родительский дом, и начинаетcя сложный, часто опасный, но всегда мужественный путь ее становления. В Амстердаме она сначала изучает голландское право и славянские языки, затем увлекается русским языком и литературой. Позже роман Достоевского «Идиот» и русский словарик она положит в сумку, чтобы пронести с собой в лагерь, вместо того, чтобы запастись продуктами.

Судьбоносная встреча в начале войны с учеником Юнга, психоаналитиком Юлиусом Шпиером окажет огромное влияние на личность Этти, подарит ей не только любовь, дружбу, глубокое понимание себя и другиx, но и поможет окончательно определиться с выбором своего пути – служение людям и Богу. Служением будет наполнена ее жизнь до последнего вздоха.

Ключи к пониманию

Всю свою недолгую, но очень насыщенную жизнь Этти не переставала учиться. Будь то языки, литература, психология – во всем она старалась дойти до самой сути. «Знание есть сила, – писала она в своих дневниках, – и, вероятно, по этой причине я стремлюсь к их накоплению… из желания быть сильной, значимой… Но Господи, дай мне мудрость, не знание». Способность глубоко анализировать помогает Этти остро чувствовать и понимать происходящие вокруг события и не сливаться с массой, оставаясь отдельным, независимым человеком.

Этти не признает трусость, двойственность, лицемерие. Отчетливо понимая, что происходит вокруг нее, она тем не менее не изменяет себе, не приспосабливается, как многие ее современники, но пытается шаг за шагом претворять в жизнь свои принципы и ценности. Отправляется добровольцем в лагерь, отказываясь от помощи друзей, – фактически идет на смерть. «Не то чтобы я страдаю особым видом мазохизма, который решительно толкает меня ехать [в лагерь] и отрываться от основ моего существования. Но буду ли я счастлива, если отстранюсь от участи, навязанной другим?» – рассуждала Этти.

Будучи свидетелем того, во что превращают людей ужасные обстоятельства жизни, Этти училась не осуждать, но жалеть и понимать преступников и искать корни их пороков… в самой себе. «Это единственное решение, – писала она, – на самом деле единственное, я не вижу другого выхода… нужно, чтобы каждый из нас обратился к себе и вырвал с корнем и уничтожил в себе все, что он считает нужным уничтожить у других. Можно быть уверенным, что малейший атом ненависти, который мы добавляем этому миру, делает его еще более неуютным, чем он был».

В безумное время войны Этти опирается не только на свои знания психологии человека, но и на внутренние силы. Чем страшнее происходящее вокруг, чем ужаснее реальность, тем чаще она обращается за ответом в глубины собственной души. «Внутри меня существует очень глубокий колодец. И в этом колодце обитает Бог. Иногда я тоже там. Но слишком часто колодец засыпан песком и камнями, и Бог погребен под ними. И тогда моя задача – снова откопать его».